Русскоговорящие в Урумчи | | Мы и Китай

Русскоговорящие в Урумчи

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Совсем иная диаспора

 

Насколько большой может быть семья? Смело задавайте этот вопрос двум тысячам русских эмигрантов, проживающих в городе Урумчи и считающих себя настоящей семьей! Здесь, на северо-западе Китая, живет крупная диаспора наших соотечественников, сплоченная и дружная. Но главное – совершенно непохожая на остальные русские колонии в Поднебесной.

 

Пекин, Шанхай, Гуанчжоу, Харбин – именно эти мегаполисы обычно на слуху, когда речь заходит о современных миграциях из России в Китай. Это справедливо: сегодня там стремительно развивается производство, улучшаются условия для жизни и бизнеса. А вот о городе Урумчи, находящемся вдали от центра страны, на северных склонах Тянь-Шаня, согласитесь, слышать приходится не часто. Направление в эту сторону россияне практически не выбирают.

 

Поэтому в Урумчи сложилась интересная картина: почти все русскоговорящие в городе сегодня – потомки тех, кто прибывал сюда с волнами эмиграций в ХХ веке.И несмотря на то, что им приходится приспосабливаться к местным реалиям, свою культуру, язык и традиции они пытаются сохранять.

 

История эмиграций

 

Саму хронику переселения русских в Урумчи нужно рассматривать только вкупе с общей миграцией на северо-запад Китая – в Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).

 

Первая волна датирована 1871-1881 годами. Поводом для той миграции стало изменение на политической карте мира: часть этих земель вошла в состав Российской империи, благодаря чему большое количество русскоговорящих осело в Урумчи и Кульдже. Ядро первой диаспоры сложилось из военнослужащих, работников консульств и торговцев. Всего к концу XIX века русская колония в СУАР насчитывала 2000 человек.

 

За десять лет первой волны русские в СУАР добились больших успехов: прежде всего, им удалось создать невероятных масштабов инфраструктуру. Здесь были не только построены храмы, школы, административные учреждения, но и сформирована своя ниша для русской диаспоры, позволяющая ей занять равное положение с другими народами. Самым лучшим образом это отразилось на следующих поколениях переселенцев, которые смогли быстрее и мягче адаптироваться к новым условиям. Такого высокого уровня были лишены наши соотечественники в других странах (и даже других городах Китая), мигрирующие после революции.

 

Политические изменения, случившиеся в самой России в 1917 году, послужили причиной еще более массовой миграции в Синьцзян. Новую колонию – с 1917 по 1922 годы – составили бежавшие семьи белогвардейцев и многие из тех, кто не хотел оставаться при действующем идеологическом режиме в стране. Однако интересный факт: в этот район практически не попали представители интеллигенции.

 

Размах переселения был огромен: к весне 1921 года на территории региона оказалось до 50 тысяч солдат, офицеров и беженцев. Белогвардейцы объединились здесь под командованием генерала Бакича. Есть свидетельства, что «белая» армия вела себя достаточно варварски с местным населением, и в мае-июне 1921 года китайское правительство разрешило Красной Армии вторгнуться на территорию Синьцзяна. Отряд Бакича бежал в Монголию.

 

Чуть позже советская власть объявила амнистию для рядовых солдат, ушедших в Монголию и Китай. После этого эти земли покинуло более 17 000 человек.

 

Третья волна переселения заняла два десятилетия – 1930-1940-е годы, за которые количество русских снова сильно выросло. Наши соотечественники пытались спастись от страшных последствий новых реформ, приведших к голоду. В основном, переехали сюда крестьяне и казаки Семиречья (юго-восток современного Казахстана), а также большое количество священников. К концу 30-х в регионе было более 50 тысяч русских.

 

Однако часть советских граждан переехала в Синьзцян «легально». Как например, 4 тысячи специалистов, строящих и обслуживающих трассу Сарны-Озек – Ланьчжоу в конце 30-х годов. Дорогу, проходившую через Урумчи, построили в ответ на просьбу китайского правительства: по ней шла военная помощь Китаю, готовящемуся к войне с Японией.

 

В конце 40-х русские стали покидать Синьцзян. После 60-х колония практически прекратила существование. Это было время культурной революции, репрессий, уничтожения храмов, архитектурного наследия. Красная Армия «забирала» из Китая всех, кого могла достать. Руку к этому приложило и правительство, создав довольно жесткие условия для проживания.

 

Положение для русских в СУАР улучшилось лишь к 80-м. Например, в 1983 году правительство региона разрешило им не выходить на работу в большие православные праздники. А в 1991 году в Урумчи был открыт новый храм, благодаря чему сюда переместился православный центр Синьцзяна.

 

 

Русская культура в Урумчи и СУАР

 

На быт людей в эмиграции всегда интересно смотреть через призму творчества, однако из СУАР в наследие историкам, литераторам и искусствоведам ничего не досталось. Как уже было сказано ранее, в этой части Китая не оказалось представителей интеллигенции, поэтов, писателей, специалистов гуманитарных дисциплин. В основном, здесь жили и трудились крестьяне и казаки, у которых просто не было возможности заниматься творчеством.

 

Лишь из современного Синьцзяна до нас доходят крохи искусства: стихи – пусть написанные не «профессиональными» поэтами и не для сборников (хотя кто знает, может, всё ещё в будущем), но искренние и душевные. По ним мы узнаём, что потомки поколений-эмигрантов по-прежнему скучают по своей исторической Родине. И также любят культуру и язык, на котором говорили их предки. Один из таких примеров – уроженец города Кульджа Николай Лунёв, чьи работы были опубликованы на сайте Русского клуба в Урумчи:

 

Не хочу я жаловаться.

Не хочу кричать.

Не желаю плакать.

Не желаю звать.

У судьбы, наверное,

Я в счету не первым.

Горе и разлуку

Должен выносить.

Холод на признание,

Тяжесть расставанья,

Горе и страдания –

Всё переносить!

 

Николай Лунёв, директор русской школы в Кульдже – знаток и любитель русской культуры. Своей Родине он посвятил и такие строки:

 

<…>

Орёл ты, взмывающий в небо,

Дай крылья ему развернуть.

Твой кормчий могуч и отважен

На правильный вырулил путь.

 

Горды тем, что мы твои дети,

Язык и культуру храним.

На лик твой взираем с надеждой,

В глаза твои ясны глядим!

 

В СУАР не было также и русскоязычных средств массовой информации, которые могли бы многое рассказать о жизни наших соотечественников. Только в наши дни на телевидении появились программы на языках национальных меньшинств, в том числе на русском. Благодаря этому жизнь эмигрантов стала немного богаче в культурном плане.

 

Русский клуб в Урумчи

 

Но недостаточно просто смотреть информационные или культурные выпуски по телевидению, чтобы удовлетворить свою потребность в ощущении Родины. Именно поэтому в 2007 году возник Русский клуб в Урумчи, благодаря которому у наших соотечественников появилась возможность поддерживать друг друга, стремиться совместно к лучшим условиям жизни и, самое главное, просто общаться.

 

Как и в других регионах, Клуб в Урумчи держится на самоуправлении. На собраниях обозначаются проблемы и ищутся пути решений. Одной из таких, например, стало плохое знание русского языка у самых юных эмигрантов: дети посещают китайские школы и не успевают усваивать язык своих родителей (хотя, конечно, в семьях все говорят по-русски). Но мамы сами организовали дополнительные уроки, на которых профессиональный педагог обучает детей языку, письму и чтению (подробнее о трудностях билингвизма читайте в рубрике «Семья»).

 

А в целом, жизнь наших соотечественников в СУАР течет своим чередом. Сегодня в этом районе проживает чуть меньше 9 тысяч русских. И около 2 тысяч русскоговорящих – жители города Урумчи. В прошлом их семьи испытали немало жестоких поворотов судьбы: сначала в России или Советском Союзе, затем в Китае, но всё равно они остались в городе. И стали считать его своим вторым домом, не менее любимым, чем первый. Которого многие из современников, к сожалению, даже не видели.

 

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
61
0

Оставить комментарий

Авторизация
*
*


Регистрация
*
*
*


Генерация пароля