«Отец китайского фолка» Ван Лобинь и вечный спор о музыкальном пиратстве | | Мы и Китай

«Отец китайского фолка» Ван Лобинь и вечный спор о музыкальном пиратстве

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

В первый год жизни в Китае я много ездила по стране, была и в Синьцзяне: в округе Турфан, Хами, в Кашгаре.

В Урумчи, административном центре Синьцзян-уйгурского автономного округа (СУАР), откуда часто начинается ваше путешествие по Восточному Туркестану (исторически регион назывался именно так), я впервые услышала песни «отца китайского фолка» Ван Лобиня.

Нужно сказать, песни очень популярны среди «ханьского» населения Урумчи, а большая часть населения Урумчи именно ханьцы: «То дальнее место», «Аламухан», «Взошла луна», «Девушка из Дабаньчэна», «Приподними свою вуаль» и другие.

Когда я начала спрашивать местных о Ван Лобине, реакция была неоднозначной: люди либо расплывались в улыбке и начинали разговор о китайских культурных традициях, либо резко обрывали меня с выражением крайнего недовольства, мол, «снова он». Я стала искать причины.

Многие считают, что именно благодаря ему о музыкальной традиции Синьцзяна узнали за пределами региона. Об этом говорит и официальная пропаганда, все государственные СМИ Китая. Вместе с тем, на страницах китайских соцсетей, форумах, то и дело проскальзывают обвинения в присвоении авторских прав на народные песни СУАР. А слова песен в аранжировке Вана так вообще вызывают негодование у мусульманского населения Китая.

Кто такой Ван Лобинь? Пару фактов из его биографии

Его отец был актером-любителем пекинской оперы, часто участвовал в любительских постановках, играя на хуцине (китайская скрипка). Как-то раз, возвращаясь с отцом с концерта и распевая арии,  одиннадцатилетний Ван Лобинь был арестован за нарушение общественного спокойствия и вместе с отцом отправлен на исполнение  трудовых повинностей.

В возрасте 11 лет, в 1924, будущий собиратель народных песен поступил в миссионерскую школу, то есть, по современным меркам, получил «западное образование». В 1931 году он начал учиться на художественном факультете Пекинского педагогического университета по специальности фортепиано и вокал. Конец 30-х годов провел на коммунистической базе в Яньане – за «западные идеи» его считали иностранным драматургом. А позже перебрался в Ланьчжоу, где и начал собирать народные песни монголов и тюрков.

В 1941 году он оказался в тюрьме во второй раз. Провел в заключении несколько лет – националистическое правительство Ланьчжоу обвинило его в связях с коммунистами Восьмой армии, которые базировались в Яньане в 30-х. После освобождения Ван перебрался в Синьцзянский Кашгар. Там он начал создавать свои версии народных уйгурских песен. Помимо уже упомянутых, это: «Танцы молодых», «Танцы Кашгара», также появились казахские песни «Жду тебя завтра», «Бродяга», «Сумеречная дымка» и др.

В 63-м он был арестован в очередной раз. Одна из его музыкальных «аранжировок» называлась «Саламу, Мао чжуси» — «Салам, председатель Мао». Со слов обвинителей, в словах песни звучала скрытая угроза самому председателю: «Ша лэ ни, Мао чжуси» — «Я убью тебя, председатель Мао». Ван получил 15 лет работ в исправительно-трудовом лагере и находился в заключении вплоть до 1978-го.

Ван Лобинь не раз говорил, что вся его жизнь — тюрьма и музыка. За время песни, что Ван находился в заключении, во внешнем мире его песни приобрели огромную популярность – причем, не только в материковом Китае, но и Гонконге, на Тайване, в Японии и в Сингапуре. Ван Лобинь стал «большим человеком» и оставался таковым до самой смерти в 1996.

Однако свалившаяся на Вана популярность – именно тогда, когда песни Вана начали распространяться – омрачилась обвинениями в плагиате. Строго говоря, Ван составлял аранжировки народных мелодий Синьцзяна и других народностей Китая, хотя и претендовал на авторство. Сам Ван обвинения в музыкальном пиратстве отрицал, говорил, что народная музыка «вдохновила его на создание своих песен».

Кроме того, тексты переработанных песен звучали оскорбительно для ортодоксальных мусульман. Неуважением к истории и традициям уйгуров, например, называют слова к песне Ван Лобиня «Девушка из Дабаньчэна»: «Подними свою вуаль, позволь увидеть лицо» и «Не выходи замуж ни за кого, кроме меня», далее «Возьми свои богатства, и свою младшую сестру, поезжай вместе со мной». Сама мелодия также приобрела звучание, характерное для популярной музыки западного Китая. На это Синьцзян позже ответил аутентичной  уйгурской версией песни под названием «Девушка из Кэмберксэна».

Дело приобрело новый оборот незадолго до смерти Ван Лобиня. В 1993-м появилась аранжировка уже на его собственную песню – ее сделал тайванский музыкант Ло Даю. Ван был возмущен и потребовал восстановления справедливости. Однако Ло Даю парировал выпад, заявив, что вопрос нужно решать с администрацией Синьцзян-уйгурского автономного района, ведь авторские права на песню принадлежат уйгурам. Позже Ван попытался запатеновать другие аранжировки уйгурских песен. Это привело к новой волне недовольства среди уйгурского сообщества.

После его собственной смерти оспаривать права на авторство продолжили сыновья Вана. Они, кстати, подали в суд на авторов документального фильма о жизни отца «за искажение фактов».

Однако сама история о композиторе — или аранжировщике песен? — Ван Лобиня не просто история одной конкретно взятой личности. Многие исследователи, и среди них, например, Рэйчел Харрис, школа востоковедения и африканистики Лондонского университета, видит политические мотивы в деле Вана.

Дело Ван Лобиня отражает сложные отношения ханьского населения и национальных меньшинств Китая, пишет Р.Харрис. Речь идет об использованию фигуры Ван Лобиня в качестве политического инструмента в продвижении политических воззрений, главной линии партии. Ведь музыкальная традиция – не просто изобретение, которое можно запатентовать. Музыка тесно связана с культурой и национальной самоидентификацией народа, отобрать у народа его музыку – все равно что посягнуть на самобытность.

Сегодня спор далек от разрешения, так как проследить происхождение слов песен, передаваемых в устной традиции, не представляется возможным. Дело усложняется еще и тем, что в современном мире границы понятий «автор песни» и «аранжировщик» достаточно расплывчаты. Диджеев считают авторами музыкальных композиций, хотя, по сути, они чаще занимаются переработкой или аранжировкой старых песен. Хотя, не думаю, что Ван Лобиню пришлось бы по душе называться диджеем…

Автор: Ольга Сорокина

0
Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Автор публикации

не в сети 6 месяца

Мы и Китай

2
Комментарии: 0Публикации: 41Регистрация: 21-06-2018
Авторизация
*
*


Регистрация
*
*
*


Генерация пароля